logotype

Вход на сайт

VK

Ребёнок стремиться к общению бессознательно. Он требует  его- плачем. Но вслушайтесь в этот плач: вначале он больше похож на попискивание, он как бы прерывается прислушиванием, ожиданием реакции. Это своеобразное подплакивание, подзывание. Оно сопровождается и особой мимикой и движениями. Всё в ребёнке тянется к взрослому, он мгновенно готов ответить улыбкой - лишь бы взрослый отозвался.                                                                                                                        Но, не получая ответа, плач-просьба , плач-призыв превращается в плач-обиду(включает  уже целую гамму чувств и требований, превращается в плач-полифонию - то, что взрослые называют плачем-капризом). А правильнее было бы назвать плачем из-за глухоты взрослых к детским потребностям.                                      В последнее время биологи активно изучают язык птиц и животных. Эти языки, как правило, невелики- но этого оказывается достаточно для видового существования.          На этом фоне до обидного мало уделяется внимания человеческому предъязыку- детскому плачу. Не выявлена до конца коммуникативная функция детского плача. Нет записей детского плача; и родители не готовятся к общению с ребёнком через обучение предъязыку. Великий пародокс заключается в том, что родитель глух к языку ребёнка. Плач-предъязык первичен. Биологически задан. Это язык безусловных сигналов, но по мере развития ребёнка он дополняется языком мимики и движений. И хотя это уже другой язык( он дублирует),  усиливая сообщение, призыв ребёнка. Эти два языка обычно дополняют друг друга, повышая надёжность процесса общения, уверенность правильно быть понятым. Но такая возможность реализуется только при встречном желании взрослого.